Доверие

Автор: | 06.11.2018

Тогда мне показалось, что на свете появился тот человек, которому я могу доверять. Как же сильно я ошибался…

-Помни, что второй попытки не будет. Если не учтешь факторы среды, выдашь себя или промажешь, считай, что труп, — инструктировал меня шакал, — и здесь я не шучу.

Прошло семь месяцев с начала тренировок. Я, можно сказать, в совершенстве овладел азами рукопашного боя. В любой обстановке, с любым числом противников. После рукопашки я увлекся ножами. Мой тренер заострил своё внимание на ближнем бое — по его словам, бой на ножах куда эффективнее рукопашного в убойности, а нож в применении заметно тише огнестрела. Мне же доставляло удовольствие метать ножи. Ночи напролет я проводил в тире, но вместо стрельбы просто подходил на заданное расстояние к мишени и старался попасть ножом в самый её центр, подбирая нужный угол, силу броска и его направление. В одну из таких ночей, когда я тренировался метать ножи вот уже битый час, я заметил, что нахожусь не один. В углу зала стоял мой тренер. Звали его Александр Игнатьевич, но он настойчиво просил звать его просто по имени.
-Я вижу, в этом деле ты весьма усерден. Нравится?
-Да, — ответил я.
-Интересно, — тихо ответил он.
Я продолжил тренироваться, думая, что он прокомментирует свой ответ, но он лишь молча наблюдал за моими попытками попасть в десятку. Я не выдержал первым:
-Чем?
Подняв голову и задумчиво посмотрев на потолок несколько секунд, а затем подойдя ко мне, он ответил:
-У тебя есть интересы. Увидев тебя в первый раз, я подумал, что ничего своего у тебя уже не осталось…
-Вы ошиблись, — отрезал я.
-Хм… возможно. Но тебе всё равно не хватает немного техники. Да и глаз не намётан.
Александр взял в лапы один из метательных клинков.
-Остальные принеси. Покажу кое-что.
Я пошел выполнять его просьбу. Нагибаясь за лежавшим на полу ножом, я почувствовал, как по кончикам волос на моей голове что-то проскользнуло. В ту же секунду в самый центр мишени воткнулся брошенный моим тренером нож, а на пол упали несколько волосинок, «сбритые» ножом во время полёта.
-Вот как надо! — услышал я, когда развернулся и офигевшим взглядом окинул тренера.
-…
-Иди уже сюда! Или до утра там стоять собрался?
Вытащив из мишени брошенный им нож, я выполнил его приказ. Затем он показал мне, как правильно метать ножи. Хоть и не сразу, но у меня получилось попасть в самое «яблочко» в ту же ночь, чему я был невероятно рад.

Теперь же мы перешли к огнестрельному оружию. Так я научился пользоваться старым добрым ПМом с глушителем. А на закуску мне приготовили снайперку и даже особое тренировочное задание для неё.
Нужно было из окна последнего этажа заброшенной школы попасть в отмеченную точку на затылке манекена, стоящего на улице. Попытка давалась всего одна. Александр непрозрачно намекнул, что за промах последует суровое наказание.

Услышав тихий хлопок выстрела, он лишь проследовал до места нахождения цели. Осмотрев то, что осталось от головы манекена, мой учитель молча поднял большой палец вверх. Это значило, что я справился.
Поднявшись на третий этаж заброшки, он лишь сухо поздравил меня, наблюдая, как я складываю винтовку обратно в кейс. Я понимал, что в этих его словах нет ничего, чему бы мне стоило обрадоваться, как и многие другие, они произносились им больше для соблюдения формальностей, чем для того, чтобы отметить мои успехи.

Но было в его словах и то, что удивило меня в тот день.
-Ты же не занят сегодня, верно?
-Нет, а что? — удивился я.
-Могу кое-куда подвезти.
Я лишь молча уставился на него вопрошающим взглядом.
-Ладно, — шакал улыбнулся, — по дороге увидишь.
На выходе с территории нас ждал новенький внедорожник, за руль которого сразу сел шакал. Я плюхнулся на заднее сиденье, попутно любуясь невиданной роскошью для среднестатистического фёрри — свой собственный автомобиль.
-Твой? — между делом спросил я.
-Мой, — ответил он, подтвердив мою догадку.
-Дорогой, наверное… — заметил я, ощупывая обивку салона машины.
-Для меня не очень, — усмехнулся он.
Александр мало рассказывал о себе. Всё, что я знал, это то, что он положил на меня глаз еще на прошлом месте работы, а это было почти десять лет назад. Навязчивые попытки расспросить его о том, кем он работает и чем занимается заканчивались его молчаливым уходом. Иногда он отшучивался, мол, его занятие — тренировать таких дрыщей, как я. Правда, с тех пор я уже, можно сказать, перестал быть дрищем.
И вот теперь я узнаю, что мой новый и единственный знакомый принадлежит к тем немногим процентам населения, что кроме дорогой одежды могут позволить себе машину. Да и не только машину, скорее всего, дома-то я у него никогда не был.
Конечно, можно было бы предположить, что он какой-нибудь чиновник средней руки, бизнесмен, а то и вовсе наркоторговец. Не говоря уже про работорговцев. Но когда я вспоминал, с каким воодушевлением он говорил о несправедливости этого мира, о тех зажравшихся боровах, что чувствуют себя хозяевами жизни, о тех бандитах, что отбирают последнее… нет, он не может быть таким. Я уверен.

-Приехали! — повернувшись ко мне, тихо объявил он.
И улыбчиво оскалился на мою удивленную морду.
Выйдя из машины, я увидел, что мой друг припарковался как раз у входа в ресторан.
-Не возражаешь зайти, выпить пару чашек кофе?
-Кофе… вечером. Даже не знаю…
-Ну как хочешь, — рассмеялся он, — тогда закажем коньяк.
Оказавшись внутри я догадался, что наш вечер был запланирован им заранее. Столик был уже заказан и готов к нашему визиту, а официант тут же протянул нам обоим по одному экземпляру меню.
Я сразу отметил, что заведение Александр выбрал недешевое. Тут один коктейль стоил больше тысячи, а бутылка средненького коньяка — и вовсе за десять.
-Уже выбрал что-нибудь?
-Да не очень. Тут даже стакан воды мне будет не по карману.
-Ничего страшного. Я угощаю, — прагматично ответил шакал, и тут же прочитав в моих глазах вопрос, добавил — ты сегодня отлично справился. Заслужил награду.

Заказ нам подали быстро. Шашлык, Картофель по-деревенски, салат и ,самое главное, коньяк. Разлив по первому разу, Александр поднял рюмку.
-Предлагаю тост. За твои будущие успехи!
-За успехи! — повторил я.
Содержимое рюмки резко обожгло горло. Хоть я и мог переносить алкоголь, в отличие от некоторых других фёрри, его вкус для меня мутировавшего сильно изменился. В первую очередь он стал чувствоваться крепче, обжигая глотку и желудок, а также на некоторое время полностью парализуя нюх. Наверное, именно поэтому столько народу и получило непереносимость к алкоголю. А я, наверное, продолжил пить по привычке.
Рюмки были опустошены и Александр попросил официанта налить еще, для второго тоста. Я же решил, что данный момент является удачным, чтобы его немного разговорить.
-Александр, может поделитесь, о каких успехах идёт речь?
Он лишь поднял на меня глаза.
-… Вы мне так и не сказали, что мне предстоит делать.
-Всему своё время, — ответил он, — Я только лишь могу сказать…
Я поднял брови, ожидая услышать ответ.
-… Много раз уже говорил, насколько порочен наш мир. Мы с тобой это видим и в этом плане у нас много общего. Нам нужно покончить с этим! Понимаешь?
-Конечно!
-Вот и хорошо. Организация, в которой я работаю, борется с преступностью, а точнее, теми преступниками, что никогда не понесут ответственность. Наркобарыги, работорговцы, коррумпированные чиновники, содержатели притонов, продавцы органов. Вся эта гниль имеет столько власти и денег, что никакие законы и правопорядок не могут до них дотянуться. Зато можем дотянуться мы. И мы не только сделаем это, но и отправим всю эту гниль под суд. В этом вопросе ты нам и нужен, понимаешь?
-Да. Я согласен, — ответил я.
-Я так и думал, — шакал поднял второй бокал, ну что, за будущее избавление!
Прозвучал второй тост. Рюмки соприкоснулись и были практически сразу же опустошены. За вторым был третий, и так далее…
В тот момент мне казалось, что у нас наконец-то появилось взаимное доверие.

Раздел:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.