Два одиночества

Автор: | 12.01.2019

Хлопья белого снега продолжали кружиться в вальсе восхитительного предновогоднего снегопада, аккуратно ложась ровным слоем на холодный асфальт. Или на черный капюшон моего практически бессмертного пуховика. После столько вместе прожитых зим мне уже казалось, что этот старый синтепоновый пуховик действительно бессмертный, хоть и был уже достаточно истёрт, а липучки давно отклеились.
Несмотря на снегопад, мне в нём было даже немного жарко. Погода была безветренная, на улице хоть и был какой-то минус, но явно не существенный для моей хорошо одетой шкурки.
Признаться, именно по такой погоде я и любил гулять. Мне не очень холодно, можно потратить на пешие прогулки хоть несколько часов. Накинутый чуть ли не по самый нос капюшон позволяет не обращать особого внимания на окружающий мир, что называется, действовать на автомате. А уж куда-то вечно торопящимся прохожим, особенно в этот день, до какого-то незнакомца и вовсе не было дела.

Сегодня 31 декабря. Канун Нового года. Наверное, мне в этот предпраздничный день следовало быть дома, готовить салаты или, как говориться, «разминаться красненьким». А точнее говоря, пенным. Но готовку мы решили взять на себя вместе с Лэйс, когда она вернётся с работы, а алкоголь в доме колли строго настрого держать запретила. Не то, чтобы меня интересовали её запреты, просто мне действительно не хотелось, чтобы она уходила.
Поэтому я просто гулял. Бесцельно бродил по улицам, пытаясь высмотреть что-нибудь интересное. Те же мандарины по акции. А вот, кстати, и они!

Вывеска новогодней акции в одном из магазинов завлекла меня внутрь. Реклама не обманывала — мандарины продавали действительно по акции, примерно в 2 раза дешевле обычной цены. Если не ошибаюсь, мы с Лэйс до этого покупали мандарины, но один рыжий тролль мог их и самолично сожрать задолго до наступления Нового года. Не помешает взять чуток побольше.
Судя по виду, не особо хорошие фрукты, раньше их бы по-любому назвали «китайскими». Сейчас я правда не знал, где и как такие выращивают. Но за такую цену и с моими деньгами и это сойдёт.
Передо мной в очереди было еще шестеро, и судя по тому, как медленно она двигалась, стоящий за прилавком косой явно работал без энтузиазма. Приезжий гиен, по идее помогавший продавцу, просто лениво уставился в маленький телевизор и поглощал свежие новости.
-Что там вообще могут такого интересного сегодня передавать?
Ответ не заставил себя долго ждать.
«… в результате взрыва погиб водитель автомобиля, личность которого сейчас устанавливается. Кроме того, правоохранители устанавливают причастность погибшего к преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотиков — в багажнике автомобиля была найдена крупная партия наркосодержащих веществ. По версии следствия, происшествие является терактом. Ответственность на себя взял террорист, известный по кличке Черный капюшон. На данный момент следствие продолжается».
А впрочем, ничего нового.

-Два кило мандаринов, пожалуйста! — попросил я, когда очередь впереди меня наконец-то закончилась.
Взвесив нужное количество и упаковав мандарины в пакет, продавец назвал цену. Расплатившись, я вышел из магазина. Часы показывали пять часов вечера.
-Пора домой, — подумал я.
Я знал, что Лэйс освобождается ровно в пять. Еще полчаса-час на дорогу и где-то в шесть она должна быть у меня.
Мотая во все стороны пакетом, я направился к автобусной остановке.

К тому времени, как я открыл калитку своего дома, снегопад уже кончился. Дома вокруг пестрили из окон разными цветами радуги, а кое-где были украшены растущие на участке ели.
-Праздник к нам приходит… — донеслось у меня в голове.
На моё удивление, в доме горел свет. Конечно, я сам мог его забыть выключить, но всё же…
На всякий случай я нащупал в кармане брюк нож для самообороны.
Ключ провернулся в двери и практически сразу с порога я услышал голос Лэйс, доносящийся откуда-то с кухни.
-Сём, это ты там пришел?
-Да, я…
Ножик отправился на своё привычное место.
-Ты извини, если я так неожиданно, с работы пораньше освободилась, вот решила сразу к тебе.
-Ничего страшного. Подожди минут пять, сейчас я присоединюсь.

По привычке бросив пакет у входа я прошел в комнату моего навязчивого соседа. Он с непринужденным видом сидел на диване в позе лотоса и, как я и думал, жевал мандарины.
-Я надеюсь, там хоть немного осталось?
-Разве что немного. А впрочем, какая вообще разница, ты ведь еще купил?
-Лэйс тут давно?
-Не то чтобы. А что, хочешь узнать, насколько хорошо мы проводили вместе время? — тролль нагло улыбнулся.
-Её разум вроде в порядке, — я судил по непринуждённому и радостному голосу, — а сношаться с чем-либо другим ты в принципе не способен…
Рыжий не соврал, в мешке действительно еще остались мандарины. Это я понял, когда один из них полетел в меня. Так что я еле успел увернуться
-Промазал! — хотел было воскликнуть я.
Опрометчиво. Второй выпущенный снаряд попал прямо в нос, отчего я тут же невольно потёр ушибленное место лапой, а после собрал «снаряды» на полу и, отобрав у пожирателя новогодних сюрпризов мешок, засунул их обратно.
-Ну ладно, ладно, не приставал я к твоей самочке! Можешь сам у неё спросить — здесь весь день сидел.
-Она не моя самочка.
-Эх… а ведь сейчас праздник, Новый год, мог бы ты её на фоне всего этого взять и… как это сказать… — мой собеседник в задумчивой позе прислонил кончик хвоста к подбородку, делая вид, что задумчиво его потирает. Обычно для этих целей я использовал лапу, но сей жест тоже выглядел весьма интересно, хоть и слишком инфантильно, — … отыффать?
-Опять у долбанутых фурфагов выражений понабрался! Я тебя за это когда-нибудь на мороз выкину, — не выдержал я.
Конечно же, я был не настолько глуп, чтобы попытаться воплотить свою угрозу в жизнь. Этот лис был единственным, кто знал обо мне всё.
-Ну серьёзно, — возмутился проказник, — ну что тебе мешает?
-Мой образ жизни. Оказавшись в бездне, мы тянем за собой других, помнишь? Как правило, друзей и близких.
-Да ладно, ничего такого и не случится. У Черного капюшона сейчас всё в ажуре!
-Ну да… а то, что нам Лжекапюшон села на хвост, ты конечно не считаешь?
-Лжекапюшон…. о, точно! Давай тебе тройничок устроим! Или лучше два на два! Чур беру себе Лжекапюшона! Она такая гибкая…
-Да иди ты!

Оставив моего озабоченного собеседника заниматься своими делами, я помыл лапы и присоединился к Лэйс. Помощь на кухне ей явно требовалась.
-Порежь пока овощи в салат, а я поставлю курицу в печку.
Привычным движением я взял ножик и принялся нарезать картошку в оливье. За годы тренировок и практики у меня выработался особый инстинкт работы с ножом. Я хорошо умел не только метать их во врага, чтобы попасть, например, точно в сердце, или сонную артерию на шее. Я всегда чувствовал, как правильно держать нож, как и что он режет. Варёная картошка была не такой твердой, как свежая живая плоть — нож шел гораздо легче. Можно назвать это профессиональной деформацией, но нарезая овощи или мясо я часто представлял, как режу шею или брюхо очередному мерзавцу.
Движения были отточены, идеально верны, а главное, быстры.
-Да ты так быстрее меня управишься, — похвалила меня девушка, на что я невольно улыбнулся.
Она действительно отличная девушка. И почему только среди всего своего окружения она выбрала праздновать со мной? Именно об этом я и задумался, продолжая работать ножом.

Говорят, Новый год — это время чудес и сказок. И я вот хочу рассказать вам одну интересную сказку.
Встретились как-то два Одиночества. На просторах пугающего и разрушенного мира, переполненного страхом и отчаянием. И никого у них, кроме друг друга, не было. Такие разные, непохожие и отчасти даже противоположные друг другу. Одно — помогало окружающим, второе их убивало. Одно верило в добро, другое — в безысходность. Одно несло собой Свет, а другое блуждало во Тьме.
Хотя, сходство у них всё же было — они были одни. За пределами суетливого мира, в котором они словно носили маски радости или безразличия, их разрывала тоска одиночества. Они многое потеряли в прошлом. Их терзала боль пережитых событий. И они были уверены в том, что ничто не сможет изменить их состояние к лучшему.
И вот совершенно случайно они встретились. И дали друг другу тот самый лучик надежды. Слабый, но достаточный для того, чтобы понять, что всё не так уж и плохо. Свет может пройти сквозь Тьму и сделать её лучше. Тьма не даст Свету гореть напрасно.
Они прекрасно дополняли друг друга. И что самое главное — они не были теперь одиноки. У Света была Тьма, а у Тьмы — Свет. И ничто им больше не было нужно.
Сказка с хорошим концом, скажете мне вы? Может быть. Только вот вы забыли, что в реальной жизни хороших концовок не бывает. Свет погаснет и останется лишь Тьма, либо Тьма рассеется под яркостью Света.

-О чём задумался? — деликатно поинтересовалась колли.
Видимо, я слишком уж отрешенно резал морковку.
-Да так, мелочи… — увильнул я.
-Смотри, не порежься.
Уж что, а порезаться мне явно не грозило.
В реальности хороших концовок действительно не бывает.

Я помнил, что весь этот образ ленивого выпивохи — лишь прикрытие, маска, созданная для жизни в обычном мире. На самом деле я — Черный капюшон, тот самый неуловимый террорист, что стирает с лица земли всякий биомусор. Об этом знал лишь мой надоедливый компаньон. И никто больше.
Я был уверен в том, что вряд ли умру своей смертью. С моим-то образом жизни! Куча бандитов, полицейские, прочие сотрудники правопорядка, да та же Лжекапюшон — при малейшем удобном случае любой из них без проблем убьёт меня. Сейчас, завтра или через десять лет — не важно. А каким будет удар для неё, если меня убьют? Сможет ли она это пережить? И что куда хуже — что будет, если из-за моей деятельности достанется ей? Такого себе я точно не смогу простить!
Поэтому единственным верным путём я считаю держаться от Лэйс подальше в плане серьёзных отношений. Да, нам будет тяжело, но если хоть что-то пойдёт не так — будет еще хуже. Так уж получилось, Черный капюшон должен провести жизнь и смерть в полном одиночестве. Это моя миссия. Или проклятие. Кто как решит. Но так должно быть.

-Я вижу, у тебя всё, — колли с некоторой долей удивления заглянула внутрь кастрюли с почти готовым салатом, — только заправить осталось.
Заправлять салат мы решили майонезом. Обильно полив нарезанные овощи и размешав их ложкой, девушка взяла пробу. Последовавшая довольная улыбка говорила о том, что блюдо получилось вкусным.
Один готов, осталось еще два. И, конечно же, горячее.

Одиннадцать часов вечера. До боя курантов и следующих за ним салютов остаётся час. К этому времени мы были уже почти готовы: Лэйс принесла свою скатерть, посуду и столовые приборы, а я накрыл на стол, разложил закуски и горячее по тарелкам, а дюшес — в бокалы. Последний штрих — зажечь свечи. Аккуратно чиркнув зажигалкой, я последовательно зажег обе стоящие на столе свечки.
-Оу, да у нас тут ужин при свечах! — тут же появился из своей комнаты, видимо на запах чего-то вкусного, мой рыжий сосед.
-Новый год никогда что ли не праздновал? — флегматично ответил я.
Скептичный взгляд моего собеседника напомнил мне, что и я таким образом давно уж ничего не праздновал. По моему тяжелому вздоху он понял, что как всегда прав. Но почему-то не стал во всеуслышанье об этом трубить, а лишь понимающе улыбнулся.
Кто знает, может быть даже в нём есть что-то хорошее? Не зря же мы встретились однажды…
-Ну что, кто будет пить со мной на брудершафт? — пока я размышлял, он успел сесть за стол и поднять бокал дюшеса.
-…да не, бред какой-то! — закончил я свою мысль, тут же выпалив «Только не я!»
Сев за стол, наша гостья поставила моего компаньона на место:
-Еще рано поднимать бокалы. Нужно хотя бы половины двенадцатого дождаться.
-И угораздило ведь кого-то купить чёртов дюшес вместо нормального бухла, — буркнул в ответ наглец.
-Может, надо было взять тархун? — задумалась девушка.
А ведь тархун мне и правда нравился больше. Но вот нарушителю моего спокойствия этот ответ всё равно не понравился. Правда, вместо продолжения спора он лишь недовольно фыркнул.

Половина двенадцатого. Включив плеер на среднюю громкость, я вернулся за стол. И хотя медленная мелодия больше располагала к танцу, чем к застолью, моей ненаглядной гостье нравилось и так. Я знал это по её улыбке.
-Пора проводить Старый год, — шепнула она.
Мы подняли бокалы. Мы и заметить не успели, как колли сбегала к себе и переоделась в шикарное вечернее платье с декольте, хоть и весьма скромным, но достаточным для того, чтобы у моего партнера чуть было кровь из носа не пошла. И нет, не из-за того, что из-за любой похабной реплики в присутствии столь милейшего создания я был готов разбить ему нос. К сожалению, у меня никакой более-менее приличной одежды, соответствующей уровню Лэйс не нашлось, пришлось ограничиться поло и трениками.
-За старый год! — тост из моих уст прозвучал, казалось, обнадеживающе радостно, с надеждой на лучшее.
Бокалы соприкоснулись. Год уходил, а вместе с ним и события, произошедшие в нём.

Последние 25 минут года мы увлечённо болтали на темы наших рутинных будней, характеров, жизни и желаний.
Без пяти двенадцать. Какой-то важный чиновник начал свою длинную и пафосную речь-поздравление с Новым годом по радио. Что-то про то, насколько этот год был трудным и как важно вместе с близкими людьми встречать этот светлый праздник.
-Говорящие головы меняются чаще, чем этот новогодний текст, — едва слышно буркнул мой приятель.
-Эти слова не теряют актуальность, — добавила Лэйс на словах о близких.
Кажется, она о чём-то вспомнила. О чём-то грустном.
Так уж получилось, что мы стали самыми близкими людьми друг для друга. И это при том, что меня настоящего она не знает, а я её не особо-то и хочу знать. Мы не можем быть вместе, но сегодня всё именно так. Может быть, именно в этом и заключается такой особый трепет празднования Нового года. В этот день делается то, что в остальные просто невозможно. И мне это определенно нравится!

Настал первый удар курантов.
Бокалы снова соприкоснулись, звонкими ударами поддерживая наступление Нового года.
-Самое время загадать желание! — улыбнулся лис, сидящий рядом.
Что же мне я могу пожелать?
Второй удар.
Что я хочу?
Третий.

Четвертый.
-Еще не придумал что загадать? — удивился рыжий.
Пятый.
Уж что он загадал я прекрасно знаю.
Шестой.
Самое время определиться.
Седьмой.
Я хочу…
Восьмой.
…хочу…
Девятый.

Десятый
Как же я хочу, чтобы…
Одиннадцатый.
Лэйс встретила со мной следующий Новый год!
Двенадцатый.
Всё!

-С Новым годом!
Хором закричали мы трое.
Бокал с дюшесом был опустошен одним глотком уже по привычке.
За окном послышался гром салюта.
-Пойдем смотреть! — предложил я.
Колли лишь кивнула.

Наконец-то вдвоём. Стоя на крылечке мы завороженно любовались взрывающейся где-то в небе пиротехникой. Красные, синие, зеленые, желтые огоньки ярко освещали ночное небо.
Я молча приобнял девушку за талию, совсем легонько прижав к себе. Застегнуть куртки мы не успели, а видеть эту красавицу простывшей мне не хотелось.
Ответом мне послужила чарующая улыбка
-Остановись мгновенье, ты прекрасно!
Банально, но факт. И именно в это мгновенье мне захотелось послать подальше все условности, препятствия и проблемы, чтобы как можно дольше испытать то чувство, что давно уж не испытывал.
Когда минут через десять салюты затихли, мы вернулись в дом. Наш миг счастья еще не закончился.

Раздел:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.