Из пепла ненависти своей…

Автор: | 24.03.2019

-Этот мир действительно погряз в пороках. Коррупция, бандитизм, наркокартели, рабство, проституция… можно продолжать целую вечность! Но зачем эти пустые разговоры? Пускай этим занимаются всякие дешевые политики, верещащие нам о ярких победах и борьбе с преступностью из газет. Я же просто хочу положить конец всей этой падали. И не важно, с помощью закона или грубой силы. Не важно как, главное не позволить им продолжить уничтожать этот мир.
-Ха-ха-ха, — мой собеседник лишь громко рассмеялся.
-Я, по-твоему, слишком наивен, да?
-Нет, — оскалился лис в черной мантии, — Твои слова верны. Смешно то, что ты их произносишь… захлёбываясь собственной кровью, с переломанными рёбрами и лапой, задыхаясь от ядовитого газа, один, запертый в догорающем доме. Хорошая иллюстрация того, что бывает с теми, кто решает сопротивляться, не так ли?
-Я сожжён в огне предательства, подлости и обмана…

За час до этого

Я не ждал гостей в столь поздний час. Часы показывали одиннадцать часов, поэтому я уже собирался готовиться ко сну. Но в дверь моего дома кто-то постучал
-Привет! — поприветствовал я гостя, открыв дверь.
На пороге стоял хорошо одетый шакал, на этот раз сопровождаемый парой шкафоподобных горилл. Улыбаясь, он попросил войти. Я не мог отказать своему тренеру, поэтому приглашающим жестом указал ему путь в комнату.
-Не ждал тебя сегодня, Борис, — честно признался я.
-Ничего, я и не жду какого-то особого приёма… — шакал миловидно улыбнулся.
Подойдя к большому, оставшемуся еще с советских времен, серванту, он покрутил в лапах стоящую там мягкую игрушку. Это была самодельная собачка неизвестной породы.
-Твоё? — поинтересовался он, удивлённо.
-Матери. Это её дом. Был.
-Она…?
-Умерла давно. Еще до вспышки.
В памяти всплыл небольшой фрагмент еще из далёкого детства.
-Соболезную, — сухо ответил шакал. Видно было, что делает это он скорее для соблюдения формальностей, чем из чувств сопереживания.
Хотя… кто бы говорил. Еще с самого печального известия у меня на душе была пустота. Казалось, я всегда её ненавидел. Но откуда же тогда эти фантомные воспоминания об обратном?

-Что ж… я к тебе по делу, — вырвал меня из очередного приступа глубокомыслия шакал.
Еще три дня назад Борис так же улыбаясь сообщил, что я с легкостью прошел полный курс его программы обучения и готов к выполнению первого серьёзного задания, которое совсем скоро будет мне поручено. Я в совершенстве овладел навыками рукопашного боя, метания ножей и стрельбы из практически любого огнестрельного оружия. Последним этапом моей тренировки стало практическое задание по работе на открытой местности, в которой мне пришлось применить те еще чудеса паркура. И даже его я смог с первой же попытки пройти на отлично! Долгие месяцы упорных, изнурительных и порой даже садистских тренировок не прошли зря. По крайней мере, на тот момент я был в этом уверен.
-Как ты знаешь, я возлагаю на тебя серьёзные надежды, мой дорогой друг… — Борис достал из внутреннего кармана пиджака небольшой серый конверт и тут же передал его мне, — … поэтому сегодня поручаю тебе первое задание.
Открыв конверт, первое что в нём я заметил — это фотография барсука, морду которого я смутно помнил.
-Да это же…
-Олег Пеньков. Владелец одноимённого банка. Поэтому ты и мог его видеть.
Кроме фотографии, в конверте были еще какие-то бумажки — фото его машин, схема передвижения и план частного коттеджа.
-Там есть все инструкции по передвижению и поведению цели. Ты должен с ним разобраться за 3 дня.
-Но… подожди…я должен его убрать? — удивился я.
-Именно, — сохраняя невозмутимость, ответил шакал.
-Но … ведь…
-Я уже говорил, что мы работаем в том числе с нестандартными методами действий. Ты должен быть к этому готов, — прервал мои сомнения он.
-В чём он обвиняется? — недоверчиво спросил я.
Моя эмоция была замечена Борисом. Он повернул голову и приподняв бровь, так же невозмутимо ответил:
-Таких, как он, можно обвинить в чём угодно! Ты прекрасно знаешь, как у нас идут дела.
-А именно? — я насторожился.
-Конкретно сейчас он перешел дорогу одному из наших компаньонов… — закончив эту фразу, шакал вздохнул. Было видно: что-то явно пошло не по его плану.
-И вы решили убрать конкурента?! Да это же убийство!
-Хе-хе, — усмехнулся шакал, — правосудие… наёмные убийства… ты хотел улучшить этот мир? Так улучшай! Вот тебе клиент, вот сумма вознаграждения, которое ты получишь за его устранение.
-Ну уж нет!
-И нам одной проблемой меньше, и миру — на одного зажравшегося банкира, подумай!
-Значит, ты меня обманул, да? Увлёк разговорами о борьбе с преступностью, а теперь хочешь использовать меня как простого киллера!
Шакал лишь тяжело вздохнул и расправил плечи.
-… так вот: я не буду этим заниматься. Ни-ког-да!
-Что ж…, — сдержанно ответил он, щелкнув пальцами, — мы не принимаем отказов.
На щелчок Бориса к нему подошли те самые две гориллы — телохранители.

Моё положение оказалось не из лучших. Конечно, при желании я мог бы положить их троих — я прекрасно помнил курс обучения. Но в этой возможности я не совсем был уверен — мои соперники тоже не пальцем деланы.
-Ты кое-что забыл, Боря… — тихо ответил я, когда ко мне вплотную подошел один из горилл.
-Что же? — столь же невозмутимо, отойдя к серванту с посудой, спросил шакал.
Старая керамика вызвала на его лице снисходительную улыбку. Было видно, что для него всё это, включая мой дом, просто дешёвка. Которая, тем не менее, пробуждала в нём искреннее любопытство.
-То, что ты сам меня научил!
Я увернулся от загребущих лап примата-переростка и применил контрнаступление. К драке подключился и второй примат, понизив мои шансы на успех примерно вдвое.
Пару внушительных ударов в живот и по морде я всё-таки пропустил, но ловкости мне хватило, чтобы физически утомить моих противников, а там и до первого нокаутирующего удара было недалеко.
-Ты зря стараешься, — бывший тренер обратился ко мне по имени.
-Захотел присоединиться? — увлёкся боем я.
-С удовольствием, — оскалившись, он снял пиджак вместе с галстуком и аккуратно повесил их на спинку стула.

К тому времени, как первая горилла уже отдыхала на полу, бой со вторым телохранителем шакала оказался куда сложнее. Еще пара серьёзных ударов и из носа у меня потекла кровь, а от моих атак он то и дело уворачивался.
-Врёшь, не уйдешь! — думал я, замахнувшись для очередного удара…
Перехватив мою лапу, злобный примат в прямом смысле едва ли не согнул её напополам.
Кости хрустнули и прорвали мясо вместе с кожей. Я взвыл от боли и непроизвольно развернулся в другую сторону, схватившись целой лапой за сломанную. Это было большой ошибкой.
Ломающий удар гориллы был лишь первой частью отлаженной работы Бориса и его наёмника. Пока второй шоком вывел меня из привычного боевого равновесия, первый как следует разбежался и в момент моего разворота прыгнув, со всей силы впечатался обеими туфлями мне в грудную клетку.
Удар отбросил меня в другой конец комнаты. Мой противник ловко приземлился на обе лапы рядом с местом атаки.

В тот момент я был уверен, что этим ударом мне смешало в кашу ребра вместе со всеми находящимися за ними внутренними органами. Первые секунды я еще пытался понять, что произошло сейчас, и почему я лежу у стенки, а в грудь мне словно секира вонзилась. Затем я пытался дышать. Но даже те короткие вздохи давались с огромным трудом и отзывались невыносимой болью. Из рта текла кровь.
-Теперь-то, я смотрю, ты не такой борзый, — шакал вплотную подошел ко мне.
Я пытался что-то промычать, но у меня ни черта не получалось. В глазах начало темнеть.
-Эх… как жаль, что такой перспективный боец как ты… — он схватил меня за голову, — … таким глупым образом спускает весь свой потенциал… — его лапа добралась до моего левого уха — … в унитаз. От того, что мой самый способный ученик поступил так, мне становится… БОЛЬНО!
На последнем слове он всеми четырьмя когтями вцепился в моё ухо. Я попытался заорать. Но уже не мог. Хватило лишь на обезображенную гримасу на морде. Я всем телом повалился на пол.
-И я потратил столько времени и сил только на то, — окончательно выйдя из себя, закричал он, — чтобы видеть тебя здесь на полу… жалкого и… НИЧТОЖНОГО! — прокричав это слово он вновь разбежался и со всей силы пнул мне в живот.

После второго пинка в грудь, который последовал сразу же за аналогичным в живот, я увидел, что вырубленный мною примат пришел в себя. Заметив это, шакал немного успокоился и, снова натянув пиджак и галстук, поправив прическу, приказал одному из подручных принести из машины канистру.
-Облейте бензином весь дом, заприте как следует и подожгите! — последовал следующий приказ второму телохранителю, — Мне важно, чтобы он никуда не уполз!
-Да, господин, — отозвались оба.

Я и так с трудом дышал, но вот когда стал задыхаться от газа стало совсем плохо. Голова кружилась. Становилось жарко. Всё, что я имел, включая меня самого, было уничтожено. И я позволил это сделать. И здесь, лежа животом на полу и харкая кровью, больше ничего не могу сделать сам.
-Так-так-так… вот мы наконец-то и встретились… снова.
Я попытался поднять глаза и разглядеть собеседника. Из-за рези и ядовитого дыма картинка была нечеткой, но я смог увидеть смутно знакомого лиса в черной мантии с капюшоном.
-Это ведь… ты? — еле слышно прохрипел я.
-Не важно, кто я. Важно то, кто ТЫ и что у тебя осталось. А всё ради чего, не подскажешь?

Услышав мой ответ, лис лишь ухмыльнулся
-Чего бы ты ни хотел, у жизни всегда другие планы. Вот, например, ты ведь уже почти забыл обо мне. Игнорировал, пытался избежать моего внимания. Я был для тебя неприемлем. И что теперь? В твой, можно сказать, последний час мы здесь вместе. И только я один могу тебе помочь.
-Помочь? — попытался усмехнуться я. Не получилось.
-Мне нужно всего одно слово. Всего одно слово, и у тебя будет выбор.
Задохнуться, сгореть заживо, умереть от обвала крыши, открытых переломов или же… сделать то, что хотел.
-Что? — прохрипел я.
-Для начала — отомстить. Было бы глупо умереть до того, как в рай благополучно отправятся твои противники, решившие обмануть и использовать тебя, да?
Я ничего не ответил.
-…Да и если ты так уж хочешь немного очистить этот мир от всякого сброда и преступности…
Я поднял бровь, показав некоторую заинтересованность в его словах. Лис хищно улыбнулся.
-Вижу, тебе нравится… Нашей общей мощи хватит, чтобы многих отбросов стереть из этой жизни.
Я в очередной раз прокашлялся. Горло жгло от едкого дыма.
-Выбор за тобой. Умереть или стать карой для того мира, что довёл тебя до такого.
Собеседник протянул лапу.
-Какой ценой?
-Ценой всего…, — рассмеялся лис, — но тебе нечем мне заплатить!
Я откашлялся, всячески пытаясь не потерять сознание от дыма и болевого шока. Непонятно, как мне до сих пор удавалось так долго продержаться.
-Просто согласись. Только я могу вытащить тебя отсюда. Если хочешь, конечно.
Я вздохнул и протянул ему лапу.
-Да. Я согласен.

Слово было сказано. В тот же миг я почувствовал, как растворяется во тьме всё моё прошлое. Казалось, что кто-то словно попрощался со мной, как будто умирая, там, где-то внутри. Поглощаясь чистой энергией, он или даже они преобразуются в физическую силу, достаточную для того, чтобы встать и с моим новым компаньоном покинуть это место.
Полный сил, превозмогая адскую боль, я поднялся и побежал к выходу.

В памяти не сохранилось то, как я выбрался из запертого дома, как смог пробежать несколько сот метров, оставшись незамеченным для громил Бориса и как потеряв новоприобретённые силы завалился в траву, где меня и нашли какие-то добрые фёрри. Увидев кровь и торчащую из лапы кость, они вызвали «скорую», где меня чудом и откачали. Обо всём этом я узнал уже от врача в больнице чуть позже.

-Мужчина, вы как, в порядке? — темноту блаженства и сладостную пелену общего наркоза грубейшим образом разорвал чей-то женский голос.
Так не хотелось открывать глаза.
-Мужчина! — снова прокричал тот же самый голос практически мне в ухо.
От испуга я сразу раскрыл глаза и чуть было не закричал. Если бы не трубка во рту.
-Тише! Тише! Не волнуйтесь вы так…, — попыталась меня успокоить нависшая прямо у меня над носом кабаниха, от чего я инстинктивно дёрнулся.
-… Я по реакции заметила, что вы уже проснулись. Ох… и досталось же вам, однако. И как только хвост не отбросили…
Последнюю реплику ей, пожалуй, не следовало произносить вслух. Если только она не решила воспользоваться моим лежачим положением.
-Хорошо, что еще откачали…
Типичная «Зинаида Павловна», лет эдак 40-45 необъятного телосложения и совершенно без каких-либо признаков наличия культурных манер.
-А, да, насчёт этого… Как сможете лапой шевелить, хотя бы одной, подпишите согласие на обработку персональных данных, госпитализацию, медицинское вмешательство… — каждым бланком очередного архиважного бюрократического документа она трясла чуть ли не перед моим носом, — операцию и данные страховки тоже, плюс паспортные данные еще.
Полагаю, что все мои документы, включая деньги и страховку, сгорели вместе с домом…
-О второй лапе, кстати, на полгода можете забыть. Тяжелый перелом, долгое восстановление, штифты и всё такое. Да и с грудной клеткой поосторожнее тоже. Вас там как будто каток переехал.
Да уж… моя медкарточка, чую, будет позитивна на все 95, нет, даже 98 процентов!
Поболтав еще о чем-то вроде диеты, постельного режима и соблюдения сон-часа, вроде как медсестра удалилась к другим пациентам.

-Да уж… долго тебе еще здесь проваляться придётся, — заключил ранее незамеченный мною лис в черном. Повернув голову, я увидев, что он удобно расположился на кушетке рядом и, скорее всего, слышал весь разговор.
-Что ты здесь де….
Я вспомнил, что сам сделал до этого.
-Ох чёрт… — выругался я.
-Главное, чтоб тебя здесь не нашли боевички Бориса, ведь да? А для этого нам нужны…
-Новое имя и документы.
-И добро пожаловать в новую жизнь, полную веселья! — улыбнулся мой новый компаньон.

Я был сожжён в огне предательства, подлости и обмана. Но из пепла ненависти своей я восстал!

Раздел:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.