История Черно-белого

Автор: | 29.10.2018

-Мутанты!
Крик «часового» был совсем близко. Тот опять проспал тревогу. И этот раз стал последним — попытки незадачливого кота обороняться были прерваны выстрелом.
Для жителей этого заброшенного дома тревога значила только одно — сюда пришли кровожадные мутанты, верные подданные Союза Хаоса, которые больше своей жалкой судьбы ненавидели только «пушистых» — тех, кто по их мнению был виноват в этом. Нападения на жильё фёрров были частым явлениям на нейтральных землях. Жестокие убийства, расхищение всего, что можно использовать или продать, включая шкуру и мясо убиенных. Нетрудно догадаться, что живых не оставляли. Именно поэтому бродячие «пушистые» пытались принять хоть какие-то меры. Вроде выставления дозорных или часовых. Помогает, но далеко не всегда — эти уроды тоже много чему учатся.
Услышав крик, чернобурка тут же поднялась и, мигом поняв, с какой стороны идёт опасность, схватила под руки еще заспанного лисёнка.
-Бежим! — обратилась она к нему.
Эти двое прибились к группе бездомных совсем недавно. Еще месяц или два тому назад, когда два еще совсем маленьких ребёнка попросили у дедули-мишки чего-нибудь поесть. Дедуля оказался «смотрящим» одной из групп бездомных и не только дал им пожевать кусочек хлебной корки, но и привёл в дом. И вот предстали они тогда перед всеми — 13-летняя чернобурка с лишаем на правом ухе, пытающаяся отогреться после того, как холодный осенний дождь намочил те обноски, в которые лисица была одета, и её сколько-то-там-юродный брат — черно-белый лис, что на шесть лет её помладше и которого она пыталась закутать во всё, что находила на улице. Конечно, кто-то из компании был против присутствия этих двоих — толку от них никакого, пусть ищут бродяг себе по возрасту, но все недовольные быстро заткнулись после не совсем доброжелательного рыка «хозяина».
Определены эти двое были на работу по дому — посуду помыть, убрать, помочь с доставкой добычи до «холодильника», которым обычно служил подвал, и всё такое. Вроде уже и жизнь налаживаться стала…
-Чёрт — выругалась сестра, увидев, что мутанты подготовились к делу хорошо и у запасного выхода их ждёт ловушка.
-Свет, что делать-то будем? — зашептал лисёнок.
-Спокойно, не волнуйся, — пыталась успокоить брата лисица, сама при этом ощущая настоящую панику.
Численное превосходство мутантов было очевидным, да и оружия у них было больше, в том числе не самопального.
-В подвал, быстро!
Мутантам к этому времени уже удалось захватить весь первый этаж. Было понятно — отбить атаку и выжить не удастся никому.
Дверь в подвал была заперта лисицей на ключ, но даже так путей отступления не было. Пробиться сюда — дело пары минут, а двое детей не могут противостоять озлобленной банде чудовищ.
-Сюда! — девушка указала на шкаф, — посиди здесь и не шуми, окей?
-А ты? — спросил брат.
Для двоих места внутри точно бы не хватило. Да и лисице было понятно, что ворвавшись сюда и не найдя добычи, они начнут обыскивать всё, что здесь есть, включая шкаф.
-Не волнуйся, родной, всё будет хорошо, уверяю.
В ту же секунду на глазах сестры он увидел слёзы, которые она пыталась вытереть рукавом ветровки и сделать вид, будто их не было. Трудно не заметить то, что изо всех сил пытаются скрыть.
-Но ты…
-Будь хорошим мальчиком, ладно? Люблю тебя.
Обняв и чмокнув брата в нос, лисица закрыла дверь. Лисёнок же не хотел верить, что этот поцелуй был прощальным. Не хотел верить до последнего.
Места внутри хватало, чтобы маленький лисёнок смог там разместиться. Для надежности она подперла ручки дверц доской, так, чтобы никакое случайное движение внутри не могло открыть шкаф.
Дверь была выломана уже через пару минут. Пытаясь обороняться тем, что у неё есть, а именно зубами и когтями, молодая лисица была со всей силы брошена на пол.
-Кто это у нас тут такой дерзкий? — закричал один из мутантов, пнув бедную жертву сапогом в живот.
Чернобурка пыталась откашляться от такого удара, но не успев оправиться, она тут же была схвачена за волосы и изо всей силы прижата мордой к всё тому же сапогу
-Ты, мокрощелка блохастая будешь еще мне тут царапаться? Кусаться она тут мне вздумала, а? Жалкий кусок шубы!
Прямой удар кулака в нос серьёзно вывел из равновесия девушку. Голова закружилась, вся морда ужасно болела, а сопротивляться она уже не могла.
-Я тебе, сучка мелкая, покажу, что твоим сородичам следует делать, когда мы приходим, — заключил один из них, одним рывком сорвав с лисицы практически всю верхнюю одежду.
-А сиськи ничё так, — заключил другой.
Обессиленную жертву раздели догола и принялись лапать все, кому не лень, а за любое движение со стороны следовал сильный удар ногой.
-Чур я первый!
За процессом экзекуции в замочную скважину наблюдал маленький и до смерти напуганный лисёнок. Когда пятеро мутантов начали по очереди насиловать сестру, он пытался вырваться, чтобы дать отпор обидчикам. Но деревянная преграда снаружи не позволяла открыть дверцу изнутри. По крайней мере, с его-то силой. А тихие крики и плач из шкафа вошедшие в раж насильники уже не слышали. Что и спасло мелкого хвостатого от похожей участи.
Во время сношения мучители не стеснялись избивать бедную лисицу, а когда дело дошло до последнего участника оргии, то твое других решили постоять немного на её лапах, что закончилось четырьмя переломанными конечностями.
Когда кончил последний из насильников, один из них спросил у того мутанта, что решил научить чернобурку «мутантов встречать»:
-И что с этой шкурой делать?
-На шубу! — предложил другой.
-Рот закрой! Я что, буду обвафленную шубу на себе носить?
-Тогда пусть здесь подыхает, — заключил третий и плюнул прямо на тело жертвы.
-Не, ребят, у меня есть идея получше. Бутылка есть?
-Ну есть, и чо?
-Неси!
Открыв бутылку какого-то пойла, мутант таки решил озвучить свою идею:
-Говорят, блохастые хорошо горят. Не хотите проверить?
В подвале тут же разразился зловещий хохот, отчего сидящий в шкафу лисёнок вжался всем телом в заднюю стенку.
Он перестал наблюдать за событиями снаружи уже давно. Ему было больно. Больно видеть, что эти изверги делают с родным ему фёрром. Больно ощущать, что ни здесь, в шкафу, ни там, он сделать ничего не может. Больно терять того, кто за последние несколько лет был единственным родным.
Обессиленная, истекающая кровью, изнасилованная сестра сейчас смотрела лишь на шкаф. Лишь бы эти гады не догадались его открыть. Лишь бы…
На секунду ему показалось, что он поймал её взгляд. Измученный, уничтоженный, но всё-таки радующийся взгляд. Радующийся за то, что ей удалось уберечь самое ценное для неё — родную душу.
Содержимое бутылки было выплеснуто на неподвижное, но еще живое тело лисицы. В воздухе почувствовался запах спирта. Следом за горячительным чиркнула спичка. Затем появилось пламя.
Довольные насильники быстро удалились, полагая, что подвал сгорит целиком. Лисёнок никак не хотел видеть того, что сейчас там творится. Он лишь слышал еле различимое поскуливание, тихо плакал и скулил, от боли и бессилия.

Прошло некоторое время. Может быть, сутки, или меньше. Там, в шкафу, после всего случившегося, время остановилось. Казалось, что и вся жизнь была кончена. Он до сих пор тихо всхлипывал, не чувствуя ни голода, ни жажды.
Однако, в один прекрасный момент он услышал шаги. Кто-то вошел в подвал. Увидев обгоревшие остатки тела, гость ужаснулся. Впрочем, ему было не впервой видеть то, что остаётся после мутантов. На его удивление, от пламени пострадала лишь небольшая часть подвала, основным эпицентром пожара было тело мёртвого фёрри. Даже запасы провизии не были тронуты. Видимо, убийцы торопились покинуть место пожара. На то он и ходил по таким местам — собрать то, что осталось после нападения. А то и оказать посильную помощь умудрившимся выжить.
Лисёнок прижался к задней стенке своего убежища, пытаясь не выдать себя.
Уши гостя повернулись в сторону запертого шкафа. Там он абсолютно точно услышал странное шевеление. Взяв в лапы охотничий нож, он решил проверить, что там внутри.
Лисёнок отчетливо видел нож в лапах гостя. Морды не было видно, однако было понятно, что это — фёрри. Догадаться было несложно — покрытые мехом лапы и волчий хвост говорили за себя. Поняв, что его вот-вот обнаружат, он приготовился атаковать сразу после открытия дверцы.
Несмотря на то, что мутанты ушли и гостем явно был кто-то из «пушистых», надеяться на доброжелательность было еще рано. Это могли быть мародеры, которые убить готовы за лишний ствол. Могли заявиться и работорговцы, или даже полицейские, тоже частенько промышлявшие торговлей рабами.
Доска была отодвинута и теперь ничто не мешало посмотреть, что там внутри. Волк приоткрыл дверцу и удивился, когда оттуда на него выскочил черно-белый лисёнок. Лет семи или восьми от роду. Пытаясь пустить в дело когти, мелкий тут же был схвачен за шкирку и обезврежен.
-Так-так-так… кто это тут у нас?
Неспособный дотянуться до противника ни когтями, ни зубами, лисёнок был прижат к стенке и задумчиво молчал.
-Как тебя зовут, мелкий? — сменив интонацию на более доброжелательную, еще раз спросил гость.
-Тимка… — тихонечко ответил лис.
-Отлично, Тимка, кусаться не будешь?
-Нет…
-Вот и хорошо, — волк отпустил мелкого на пол, — ты тут от мутантов небось прятался, да?
-Да… меня сестра… в шкафу оставила…
-Сестра, а…., — гость еще раз взглянул на обгоревший труп и мысленно понял, что только что удалось пережить этому лисёнку.
-Сам-то цел?
-Да…
-Вот и хорошо. Пойдём, нам тут делать больше нечего.
-Знаете, дяденька…., — лисёнок стоял на месте.
-Что, боишься? — Тимка лишь кивнул, — И то верно, — Волк потрепал малыша по голове, — приходят тут всякие, не пойми кто, с собой уводят. Потом не видели, не слышали… Так что, черно-белый, давай хотя бы познакомимся, что ли. Меня все обычно зовут Василий Иваныч, — волк протянул свою ладонь.
-…Василий Иваныч?
-Если что, это кличка. Был у нас такой деятель, потом как-нибудь расскажу, а ты… как я понял…
-Тимка…, -ответил лисёнок.
-Что ж, очень приятно, — Волк до сих пор стоял с протянутой ладонью, -… не хочешь её пожать, в честь знакомства?
Тимка кое-как попытался выполнить рукопожатие.
-Вот и хорошо, Черно-белый, теперь мы с тобой знакомы. Если не возражаешь, я буду звать тебя Черно-белый. У нас всё-таки прозвища в ходу.
-… у нас?
-Да. Если хочешь, пойдем, познакомимся с остальными. Я знаю много твоих сверстников. А в такое тяжелое время тебе нужен кто-то надежный рядом. Ну и поесть чего-нибудь. Голоден, наверное?
-Немножко, — неуверенно ответил лисёнок.
-Так пойдёшь?
Черно-белый вновь попытался взглянуть на сестру, но волк лишь закрыл ладонью его глаза.
-Знаешь… ты лучше не смотри.
Показывать остальные тела в этом доме маленькому ребёнку и вовсе не следовало. Только лишь Василий Иваныч знал, что единственным выжившим здесь был только этот несмышлёныш.
Лисёнок тихо расплакался.
-Успокойся… с тобой всё будет в порядке.
Хотя, гость прекрасно понимал, что эти слова сейчас никак не помогут. Особенно после всего того, что пережил его новый подопечный.
-Пойдём… пойдём…
Лисёнок послушно схватился за лапу и следовал за новым знакомым практически шаг в шаг.

-А потом меня нашли полумертвого в сугробе. Дальше сам знаешь — отогрели, накормили. Но на мутантов этих я зуб всё равно держу. Если б не они, было бы у нас жильё получше.
-Да уж, Ловкач, если б не они…, — задумался Черно-белый
-Что это ты…? — удивился рыжий.
-Да ничего… вспомнил тут кое-что.
-Что именно? — заинтересовался Ловкач.
-Не важно. Старая уже история, — Черно-белый лишь вытер пальцем нечаянную слезу, стараясь не выдавать кому-либо своих эмоций.
Именно эта история была главной причиной ненависти к мутантам у пятнадцатилетнего лиса.

Раздел:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.