Диалоги «масок»-11: Док

Автор: | 25.02.2019

Я и не заметил, когда этот мир стал черно-белым. Я был уверен, что так не бывает. Разве что в каких-нибудь агитках. Вряд ли что-либо из окружающего мира можно поделить на однозначное зло и добро. Мир многомерен, как и мы сами. Но я ошибался. И вот, открыв глаза в очередной раз, я увидел только лишь два цвета. Белый и черный. Мир был готов схлопнуться, упроститься до самого примитивного состояния. Того, в котором ты однозначно можешь сказать, друг или враг находится рядом с тобой. Проходит мимо тебя. Сидит напротив в автобусе. Ты можешь понять, где Свет, а где Тьма.

Я моргаю. И мир снова меняется. Врагов становится всё больше, а Свет тускнеет. Сначала он становится серым, затем тихо мерцает, пока не сужается до состояния точки и гаснет. И теперь ты живёшь в одном измерении. Измерении Тьмы, где вокруг тебя одни враги, да и сам ты отнюдь не безупречен. Ты можешь только смириться.

А вот меня такой результат не устраивает. Злой мир, злые люди. Мне это не подходит. Я не хочу быть одномерным.
Я пробовал десятки и сотни раз. Ничего не получалось. Ни разу! Кого бы я ни создавал, они всё делали неправильно. Не так, как я хотел. Они становились другими. Они гасли и поглощались Тьмой. А мне нужен Свет. Мне нужна жизнь.

В комнату для допроса Фонда зашел пожилой мужчина, лет 60 или 65, в очках и с тёмными волосами, седыми в корнях. Он кивнул сидящему там «безопаснику», пригласившему его на допрос под протокол и занял место напротив него.

-Здравствуйте, Доктор Фольванц, — поприветствовал его «безопасник», нажав на кнопку включения диктофона, чуть подправив его, — Прошу вас ответить на несколько простых вопросов об инциденте. Наш разговор записывается и будет прикреплен к материалам дела.
-Да, я готов, — спокойно ответил док.
-Отлично. Первый вопрос: вам знаком бывший агент C-███, более известный как Свэй?
-Да, конечно.
-Как вы познакомились?
-Практически в самом начале работы Агента Свэя у нас. Он тогда еще стажировался у нас в IT-отделе и только знакомился с самой структурой Фонда…

-Слышь, стажёр, тебе чего заняться больше нечем? Тебе ведь ясно было сказано внести всё это в базу до двух часов…
Куратор и сам был недоволен, что именно под его руководство выписали какого-то затюханого студентика-интроверта. Мало того, что на большинство своих задач он смотрел как золотая рыбка на ядерный реактор, так еще и слова из него первое время приходилось чуть ли не щипцами выжимать. А уж когда у него взяли все подписки о неразглашении и коммерческой тайне под страхом амнезиаков, и рассказали, в какой организации ему придётся работать и чем она занимается, то и вовсе старался заниматься чем угодно, только не скучным заполнением электронных форм.
-… а у тебя от силы только четверть готова… — он показал на солидного размера папку документов, которую обрабатывал стажёр.
До конца отведённого ему времени оставалось полчаса, а тот, можно сказать, только начал.
-…поэтому если захочешь почитать, шуруй в библиотеку! — чуть ли не закричал он.
-Хорошо, я всё сделаю, — еле слышно ответил стажёр.
-Уж постарайся, если хочешь досидеть до конца стажировки!

Вот му█ак! — среагировал Хейтер, когда мой злой начальник наконец-то хлопнул дверью и отправился на обед.
-Ты это уже говорил… — не отвлекаясь от документов, ответил я.
-Да, но в этот раз он побил свой собственный рекорд.
-До обеда еще полчаса… — подметил Улыбашка.
-Ничего, доделаем, и отправимся за ним, — постарался успокоить обоих я.
-Ага, доделаем, тут еще непочатый край, нам бы до вечера справиться! — для Ненависти мои слова оказались недостаточно убедительными, — да и скажи мне, на кой хрен ты всё это читаешь?
-Да тут столько всего интересного, об этом даже в фантастике не пишут. Вот смотри: таблетки, которые лечат от всего! И почему их до сих пор скрывают?
Достав из середины папки файл, Хейтер бегло прошелся по нему.
-Или вот, вибратор на маленьком ядерном реакторе, при использовании превращающий владельца в фарш. Да, почему же это скрывают?, — по последней фразе он прошелся с очень плохо скрываемым сарказмом, — а я бы мог подарить его своей бывшей.
-У тебя нет бывшей…
-Ну тогда твоей бывшей! Глядишь не будет потом жаловаться на маленький…
-ПОЛОЖИ ГДЕ ВЗЯЛ! — крикнул я.
Наглой хейтерской роже под моим напором пришлось отступить и бросить файл с описанием объекта на стол. А я продолжил работу.

Война войной, а обед — по расписанию. Поэтому и я не стал утруждать себя переработками и зашел в столовую Фонда.
Взяв привычное для меня пюре с котлетой и компот, а также пирожное для Хейтера, я развернулся к залу, чтобы выбрать подходящий столик.
Но кое-чего я не учёл… а точнее, не обратил внимания.
Совсем забыв о периферийном зрении, я не заметил, как в мою сторону движется какой-то дед в белом халате, по-видимому, местный учёный.
Наше столкновение было не очень жестким, но вот звон разбившейся об пол посуды услышали все посетители.
-Ой, прошу прощения
-Извините…
Практически в один тон произнесли мы оба, любуясь тем, что осталось от нашего обеда.
-Совсем уже не вижу куда иду… — добавил дед.
Ему можно было поверить, так как в верхнем кармане халата я заметил очки.
-Мда, плакал мой обед, — подумал я.
-Вы не могли бы убрать, — виновник моего случайного голода повернулся к раздаче, — … и повторите, пожалуйста, заказы: мой и… молодого человека. Извините, не знаю как вас звать…
-Свэй, — ответил я.
-Очень приятно, Свэй, меня Яков. Доктор Яков Фольванц. Можно просто Док.
-Спасибо, Док.
Раздатчица повторила наши заказы, после чего мой новый знакомый предложил мне занять место за одним из столиков.
Док повесил на спинку стула испачканный халат, пообещав сразу вечером отправить его в стирку.
-Вижу, вы здесь недавно, Свэй…
-Да, только первая неделя стажировки.
-В каком отделе стажируетесь?
-IT.
-А, айтишники, значит. Ну, хорошо. Работа непыльная, безопасная. И платят вроде неплохо.
-… но неинтересная.
-Неужели? — Док улыбнулся, — и почему же?
-Непонятно разве что ли? Или скучно вбивать данные об объектах в базу данных, или работать с ними, в руках держать…
-Мы так не работаем! Некоторые объекты иногда и руку отхватить могут… и не одну.
-Но это же всё равно интереснее!
-Как сказать… если не считаешь свою стажировку интересной, зачем же на неё пошел?
-Так я ж учусь на айтишном…
-А, учишься значит… какой курс?
-Третий.
-Ну, значит, закончишь скоро. Да и если стажировку хорошо закончишь, можешь сразу не дожидаясь диплома к нам.
-Ну не знаю, интересно мне ли это…
-А с нормальным уровнем доступа и что-нибудь интересное могу показать, если хочешь. В нашем отделе как раз не хватает кадров.

Именно этим Док меня и вдохновил. Что при хорошо сданной стажировке и хорошем знании объектов я могу получить пол-ставки в научном отделе. А там глядишь и больше информации об объектах, включая Кетеры, и возможность наблюдать и протоколировать эксперименты. На том разговоре, мы и разошлись, но на всякий случай Док дал мне номер своего внутрефондовского телефона и кабинет, в котором я могу его найти, если мне захочется чего-нибудь узнать. До кабинета, правда, добраться я не смог из-за того, что часть здания, в котором она находилась, была доступна только для обладателей C-уровня и выше. С моим-то стажёрским E8-уровнем доступа туда было не пробраться никак. Зато у той самой двери, что отказалась меня пропускать, я принял решение во что бы ты ни стало закончить эту чёртову стажировку и остаться в Фонде.

-Спасибо за ответ, Доктор, — сухо ответил начальник службы безопасности Зоны ██, допрашивающий Дока, — следующий вопрос. Как вы узнали о необычных способностях Агента C-███, работающего в вашем корпусе?
-Я полагаю, вы знаете, — было видно, что Док старается выбирать выражения, чтобы не потопить репутацию ни себя, ни Агента Свэя, — …что у меня учёная степень по психологии. И я очень хорошо умею определять типы и свойства личности. По крайней мере, я так думал до того, как повстречал Свэя…
Доктор опустил взгляд и замолчал.
-Что произошло тогда? — спросил его собеседник.
-Периодически наблюдая за ним, я заметил, что он иногда способен вести себя… по-разному. Словно несколько разных человек. Сначала я подумал, что это какая-то болезнь. Ну… что-то вроде раздвоения личности. Но все тесты были абсолютно точны и показывали то, что он полностью здоров. При этом одни и те же тесты в зависимости от условий их проведения могли показать абсолютно разный результат.
-Не понимаю, о чём вы…
-Представьте, что сейчас вы мягкий и нерешительный тихоня, а через час-два — мстительный и жестокий садист.
-Но это невозможно!
-Вот и я о том же. Однако, больших трудов мне стоило вывести нашего агента на откровенный разговор…

-Поверь мне, твоя откровенность не будет иметь никаких последствий. Более того, этот разговор даже может остаться между нами, если хочешь, — твердил Док.
Мне очень хотелось ему верить. Но своим голосам я верил всё же больше. Я взглянул по очереди на Ненависть, Общительность, Хитрость и Жестокость.
Хейтер молча кивал головой, дав понять, что он против этой идеи.
-Пожалуй, я соглашусь с Хейтером, — добавил Рыжий, — ты же помнишь, в каком месте мы находимся? Хочешь стать объектом под номером три-тысячи-сколько-то-там?
-… но Док же сказал, что хуже от этого не станет! — вмешался Улыбашка.
-О, да! И мы, конечно же, этому верим! — съязвил Хейтер.
-Свэй! — окликнул меня Док, — Что-то не так?
-Нет, всё нормально. Просто я хочу… немного подумать.
-Думай, сколько хочешь, если нужно. А пока… может, кофе? — предложил он.
-Нет, спасибо.
-Вот видишь, — Общительность повернулся к Хейтеру, указывая рукой на Дока, — он ничего плохого не хочет!
-К тому же, если он не сдержит слово, можно его убить!
-Жестокость! — косого взгляда Хейтера, Улыбашки и меня хватило, чтобы Маньячина замолчал.
-И он сказал, что плохого нам он не сделает. Я ему верю.
-Так-так-так… дай-ка я тебе напомню еще об одном человеке, который обещал не делать тебе ничего плохого…
Хейтер лишь щелкнул пальцами, после чего в моей памяти всплыл не то давно забытый, не то несуществующий вовсе эпизод.

-Открывай, тварина!
Шпингалет и старая деревянная дверь в ванной еле выдерживали напора снаружи. Я сидел на холодном полу и ревел.
-Открывай, я сказала, выблядок!
Я боялся. Боялся так, как может бояться семилетний малыш перед лицом разгневанной и жестокой матери. И здесь, на холодной кафельной плитке в ванной я нашел своё убежище. Убежище в котором я мог быть один, в полнейшей темноте, но зато в безопасности. Не избит, не унижен, только лишь напуган.
Я не знал, из-за чего я попал сюда и почему она хочет выломать дверь и добраться до меня. Наверное, память предпочла не сохранять эти мелкие подробности. Ведь и правда, кому важен какой-то один из сотен пустяков, из-за которого мог начаться очередной скандал. Куда важнее то, что было дальше.
Я мог сидеть здесь часами. И не только потому что открыть дверь было страшно. Снаружи кто-то тоже зачем-то поставил шпингалет. И если меня долго не удавалось убедить открыть дверь, я сидел в темноте всю ночь. В качестве наказания. Но и не это было самым худшим.
-Свэй, открой!
Наконец-то она вспомнила моё имя.
-Нет, — буркнул я.
-… я ничего тебе не сделаю.
-Нет! — я крикнул громче, вытирая со щек слезы.
-Обещаю, не трону, — казалось, что её голос стал чуть мягче
-Обещаешь? — с наивной надеждой в голосе, свойственной только лишь мне-ребёнку, спросил я.
-Обещаю, открывай!
Глаза уже давно привыкли к темноте и я нащупал шпингалет. Дверь открылась.

Притворяться она умела лучше меня. По крайней мере, до того, как я встретил их. И сейчас, в разговоре с Доком я полностью почувствовал всю ту боль, что испытал после того, как открыл дверь. Вспомнил, как долго у меня заживали эти раны и синяки. Почему стал бояться тесного закрытого пространства из-за боязни задохнуться или быть удушенным.
-Все лгут, Свэй, разве не слышал?
Я ничего не стал отвечать. Только тяжело вздохнул, опустив взгляд.
Док это заметил.
-Ты опять изменился, Свэй, что с тобой?
-Ничего, я должен идти…
Поднявшись, я практически молниеносно направился к выходу из кабинета Дока, но он в последний момент перед дверью поймал меня за плечо.
-Подожди! Не уходи!
-Мне надо…
-Нет, не надо, — прервал он меня, — Ты просто хочешь уйти. Но я вижу, что с тобой творится. Тебе плохо… больно…страшно…ты не можешь никому доверять…кроме самого себя. Но, прошу тебя, сделай одно маленькое усилие и впусти в мир своих переживаний того, кто хочет тебе помочь. И тебе обязательно помогут.

«Дай миру еще один шанс!».
Пронеслось у меня в голове.
-Хорошо, Док. Я всё расскажу. Но только так, чтобы это мне не навредило.
-Идёт!
Я сел напротив Дока и начал свой рассказ.
-Я зову их «маски». Они пришли ко мне почти 6 лет назад и предложили сделку…

-Что ж, Свэй, спасибо, что всё мне рассказал, — задумчиво ответил Док, — Был рад с тобой пообщаться.
-До завтра, Док!
-Да, до завтра!
Покидая Зону ██ без каких-либо проблем, которые я уже успел себе напридумывать, пока рассказывал свою историю, я решил обратиться к моим вечным собеседникам.
-И что теперь?
-Ну что ж… ты действительно всё рассказал, но вот только что от этого изменится? — задумался Улыбашка.
-Ха… сам ведь сказал, чтобы я дал миру второй шанс!
-Да брось, я такого не говорил!
Я удивился не на шутку.
-Хитрость? — уставился я на лиса.
-Если ты помнишь, я был против этой затеи, — вполне убедительно ответил Рыжий.
-Жестокость?
-Хоть убей, это был не я!
-Не понял! — вмешался Хейтер, — о чём это ты?
-«Дай миру еще один шанс!». Кто-то внутри меня это произнёс перед тем, как я открылся Доку.
-Как бы твоё «открылся», не превратилось в «вскрылся»… — задумался лис.
-И это, конечно, был не ты? — обратился я к Хейтеру. Скорее спокойствия ради, ибо эта фраза в его образ явно не помещалась. От слова «совсем».
-Разумеется, нет. И нет, я понятия не имею, кто бы это мог сказать, — тут же предвидев мой следующий вопрос, ответил он.

-Следующий вопрос. Где вы были во время инцидента 29-05?
-У меня был выходной. Я был дома.
-Вы знаете, что Агент Свэй причастен к инциденту 29-05?
-Да, я в курсе всех новостей Фонда.
-Могли бы вы предотвратить инцидент, если бы вовремя предприняли меры, установленные протоколами Фонда?
Док понял, что вопрос содержит в себе сразу несколько подвохов. Во-первых, ни одним из протоколов Фонда не установлены действия в случае бунта «масок». А это было основной версией причины инцидента. Даже сами «маски» не утверждены как какой-либо Объект и другой информацией, кроме той, что имелась у него, Фонд не располагал.
Во-вторых, ответив на этот вопрос утвердительно, он мог бы поставить под удар свою карьеру. Совет при принятии решения поймет, что он мог предотвратить инцидент, но не стал этого делать. Грубейшее должностное нарушение.
В-третьих, ответив отрицательно, он фактически признаёт то, что любое отклонение в поведении Свэя может привести к событиям, которые нельзя предотвратить и которые несут за собой колоссальный вред. Вердикт для последнего будет очевидным — в лучшем случае станет новым объектом. Иначе — будет устранен незамедлительно.
-Понимаете, уважаемый, ни я, ни кто-либо еще пока не знает, по какой причине произошел инцидент. Соответственно, мы не можем понять, какой из протоколов можно было бы применить в этой ситуации. Насколько я знаю, за последние несколько часов рецидивов не было, состояние у него стабильное. Инструкций на подобные случаи в наших протоколах пока нет.
-Хорошо, я вас понял, — кивнул собеседник, — на этом наша беседа окончена. Можете быть свободны.
-Спасибо.

-Кажется, мы с тобой об этом уже разговаривали…
Безмятежную пустоту разорвал недовольный хриплый голос.
-А, это ты… кажется, Хейтер, да? — собеседник улыбнулся маске, но в ответ получил лишь злобу.
-Мы же с тобой договаривались! Я заключаю контракт, а ты не вмешиваешься!
-Да, я помню, но ты ведёшь его не туда, — разочарованно ответил собеседник.
-Я хочу, чтоб он жил!
-У меня другие интересы…
-Раньше на этом же самом месте мы думали иначе!
-Ты тянешь его во Тьму. Там не может быть жизни…
-Может! Это единственный путь. Но ты, видимо, хочешь мне помешать!
-Нет… — тихо ответил некто, — совсем не хочу. Он сделал свой выбор. Как и ты когда-то. Я лишь хочу показать, к чему этот выбор приведёт.
Некто взглянул на Хейтера. В этом взгляде тот, кого все считали чёрствой и бесчувственной маской, увидел бездну отчания, надежды и … беспомощности.
-Тебе нет места в этом мире. И ты знаешь это.
-Знаю… — тихо согласился некто.
-Так прошу тебя… не отбирай это место у него.
-Не собираюсь, — вздохнул некто, отвернувшись, — но я всё-таки продолжу поиски.
-Да, — кивнул Хейтер, направившись назад, к своему «носителю».

Раздел:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.